Дагестано-лубянский след в убийстве Александра Минеева

Дагестано-лубянский след в убийстве Александра Минеева

Расстрел 22 января 2014 года в подмосковном Королеве основателя популярных в 90-х годах сетей магазинов «Партия» и «Домино» — основатель первого в России супермаркета электроники - очень характерно для российской действительности. Мало того, что все активы покойного оказались бесследно исчезнувшими (вместе с бухгалтером), это только в России может случиться так, что в убийстве своего кормильца подозревается его же "крыша".

Засада, или история "крыш"

Как напоминает "Новая газета", киллеры устроили засаду на улице Циолковского: как только Range Rover Минеева остановился на светофоре, из проезжавшего мимо внедорожника раздались выстрелы. Шансов выжить у коммерсанта практически не было, а его водитель Вячеслав Буганов только чудом не пострадал: на месте преступления эксперты обнаружили 27 гильз от автомата Калашникова. Проживающая в Англии семья коммерсанта по соображениям личной безопасности на похороны приехать не смогла.


Свою карьеру в бизнесе господин Минеев начал в 1990 году с создания в Одинцове научно-производственного кооператива «РИК», занимавшегося разработкой и проектированием радиоэлектронной аппаратуры. С нужными знакомствами и связями ему помогли родители, до пенсии служившие в ГРУ. Затем коммерсант переориентировался на торговую сферу и вместе со своим партнером создал сети «Партия» и «Домино», продававшие импортную бытовую технику и мебель.

Насколько удалось выяснить, как и большинство крупных предпринимателей, начинавших свой бизнес в столичном регионе, Минеев сначала работал под «крышей» солнцевской братвы, потом перебежал к так называемым «шаболовским» (Региональное управление по борьбе с оргпреступностью МВД РФ по Московскому региону), а затем — после разгона РУБОПов — «кровельные» услуги ему стали оказывать сотрудники ФСБ. Постепенно у Минеева сложились неплохие деловые отношения с тогдашним руководством таможни и чиновниками из столичной мэрии.

Но в начале 2000-х наступила черная полоса: во-первых, спрос на зарубежную бытовую технику заметно упал, а во-вторых, пошли слухи, что Минеев каким-то боком причастен к громкому делу о контрабанде мебели в ТЦ «Три кита» и «Гранд» — будто бы коммерсант признался следователям, что на самом деле его бизнес-империей заправляют выходцы с Лубянки.

После дачи показаний на Минеева было совершено покушение, и он вместе с семьей перебрался в Лондон. Правда, предпринимателем он оказался весьма дальновидным: свои торговые площади он не арендовал, а сразу выкупал, и к моменту отъезда владел немалой недвижимостью в России. Только в Москве семье Минеевых принадлежало 20 крупных объектов, а несомненными «жемчужинами» были: торговый центр и автосалон на Кутузовском проспекте, дом 88 (общая площадь 13 423,7 кв.м), торговый центр на ул. Таганская, дом 25—27 (4409,1 кв. м), складские терминалы на ул. Красного Маяка, дом 16, стр. 3 (7909,7 кв. м) и торговый центр «Европа» (Калужская площадь, дом 1, корп. 2, 5269,2 кв. м).

Объекты были зарегистрированы на восемнадцать различных ООО, а управляющей компанией числилось ООО «Евразия», учредителями которого, в свою очередь, являлись офшоры из Белиза и с Сейшельских островов: «БраунКэп лтд», «ОранджКэп лтд», «СепКэп лтд» и «МилкиКэп лтд». Конечными бенефициарами были господин Минеев и, если верить показаниям бизнесмена, его лубянские партнеры.

По самым скромным подсчетам, доход от сдачи в аренду московской недвижимости составлял около 400 млн рублей в месяц. Кроме того, Минеевы владели торговыми площадями и в других регионах России.

Назад в Москву

В 2011 году супруга Минеева — Ирина подала на развод: процесс широко освещался в британской и российской прессе. В итоге Минеев выплатил супруге 30 млн фунтов стерлингов и лишился большей части зарубежной собственности. И в начале прошлого года вернулся в Россию, безвылазно поселившись в своем особняке (поселок Загорянский, Щелковский район Московской области). По словам друзей, бизнесмен вел весьма разгульный образ жизни, не интересовался делами, а в его ближайшем окружении появились странные люди. Например, юрист из Подольска — 26-летняя Юлия Егорова и уроженец Дагестана Борис Хамитов, которым он полностью доверил ведение бизнеса.

Когда же выяснилось, что Хамитов использует три паспорта на разные фамилии и вдобавок учредил свое собственное ООО с похожим названием — «ЕврАзия» (ИНН 7731441451), возмущенный Минеев отстранил компаньона от дел и пригрозил засудить. При увольнении «Хамитов» прихватил с собой несколько документов, чему тогда особого значения не придали.

А 5 ноября 2013 года в офис настоящей «Евразии» нагрянули с обыском следователи и оперативники из МВД Дагестана. Адвокатам коммерсанта они заявили, что в рамках уголовного дела о финансировании незаконных вооруженных формирований ведется следствие в отношении некоего ООО «Закат», в офисе которого якобы обнаружили документы и оттиски печатей фирм Минеева. При этом дагестанские силовики изъяли все учредительные документы компании и списки арендаторов торговых площадей.

В декабре 2013 года Центробанк лишил лицензии банк, в котором находились счета подконтрольных Минееву фирм. Для открытия новых счетов потребовались выписки из ФНС, однако при получении документов обнаружилось, что учредителями всех коммерческих структур и офшоров значатся никому не известные люди. К примеру, гендиректором все той же «Евразии» теперь стал житель дагестанского селения Гимры 26-летний Омар Сулейманов, числившийся по картотекам ФСБ как активный пособник подпольных бандформирований.

Неизвестно откуда взявшийся военный пенсионер из подмосковной Кубинки Андрей Лямин возглавил половину столичных ООО, а другую — некто Александр Прокопенко, зарегистрированный в Георгиевске Ставропольского края. Причем при перерегистрации фирм ставрополец Прокопенко предъявил паспорт, выданный в УФМС по Таганскому району г. Москвы. Как нам удалось выяснить, в 2007 году этот документ был похищен из паспортного стола, так что куда смотрели сотрудники межрегиональной инспекции ФНС № 26, оформлявшие документы, остается только догадываться.

Перерегистрацию фирм на подставные лица заверял московский нотариус Олег Чернявский, чьи «автографы» фигурировали и в истории с недавним покушением на владельца Инкредбанка Германа Горбунцова: у банкира сначала угрозами «отжали» российские активы на сумму 2,5 млрд долл., а затем киллер подстерег его на Собачьем острове в Лондоне. К счастью, получивший шесть огнестрельных ранений Горбунцов выжил.

Неудавшееся контрнаступление

Лишившись московских активов, Александр Минеев наконец-то пришел в себя и начал действовать. Его юристы через арбитражные суды наложили обеспечительные меры на украденные объекты недвижимости. В числе ответчиков привлекли подставных гендиректоров и налоговиков из инспекции № 26. Одновременно было подано заявление в УЭБиПК МВД по Москве, в котором указали про уволенного из компании «Хамитова» и нагрянувших с обысками следователей из Дагестана. Для силовой поддержки Минеев пригласил несколько отставных силовиков и нанял ЧОПы. 22 января коммерсант планировал встретиться с высокопоставленным представителем ФСБ, однако — не успел.

Настойчивости, с какой действовали преступники, можно только поражаться: буквально через пять дней после убийства на горизонте появился бывший следователь из Дагестана Камиль Казиев, который заявил, что отныне он будет представлять интересы офшорных компаний Минеева.

В арбитражном суде и ФНС господин Казиев предъявил адвокатское удостоверение, выданное в Махачкале, хотя, согласно данным из адвокатской палаты Дагестана, несколько лет назад он был оттуда исключен. Доверенность Казиеву якобы выдала упомянутая выше юрист из Подольска Юлия Егорова, которую сейчас усиленно разыскивают следователи. На наши телефонные звонки госпожа Егорова не ответила. Тогда мы попросили подольских коллег съездить к ней домой. Дверь репортерам никто не открыл, а соседи сообщили, что «Юля вместе с матерью исчезла два месяца назад». Не исключено, что юрист действовала в сговоре с преступниками либо ее уже нет в живых, а подпись на доверенности может оказаться липовой.

Друзья покойного высказали версию, что за убийством стоят вовсе не засвеченные в деле дагестанские силовики, а многолетние «крышеватели» Минеева, решившие прибрать к рукам его многомиллионный бизнес. Потерпевшей стороной следствием признаны проживающие в Лондоне трое детей Минеева. Для общения со следователями в Москву прилетел только старший сын Всеволод, который наотрез отказался покидать здание аэропорта и после допроса в ВИП-зале улетел обратно в Англию.

Признать себя потерпевшей потребовала мать покойного коммерсанта Алла Минеева, но следователи по непонятным причинам ей отказали. Кроме того, свои права на наследство заявила уроженка Крыма Валерия К., будто бы родившая от Минеева сына. Хотя никакого наследства может и не быть, поскольку убитый коммерсант все бизнес-активы оформлял на номинальных директоров и его фамилия нигде не фигурирует. К тому же, с учетом последних событий, борьба за это наследство может стоить жизни.

Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/14031/”