«Им мало, хотят взыскать с тех, кто и так пострадал!»: АСВ начинает «тотальный cashback»

«Им мало, хотят взыскать с тех, кто и так пострадал!»: АСВ начинает «тотальный cashback»
«Им мало, хотят взыскать с тех, кто и так пострадал!»: АСВ начинает «тотальный cashback»

Сотни клиентов ТФБ и ИнтехБанка, успевшие вынуть деньги из огня, попали в полымя — под Новый год их всех потащили в суд.

Агентство по страхованию вкладов принялось за болезненную расчистку так называемых сделок с предпочтением — любых операций за месяц до введения временной администрации в ТФБ и ИнтехБанк. Иски получают самые обычные люди и малый бизнес, которые радовались, что успели спасти свои средства. Теперь радость обернулась бедой — деньги потрачены, а их требуют вернуть. Боль пострадавших, рванувших к юристам и союзу Александры Юмановой, выслушал «БИЗНЕС Online».Спся год после остановки работы Татфондбанка АСВ, все это время разгребавшее крупные сделки банка, добралось до более мелких сделок, которые посчитало сомнительнымиФото: «БИЗНЕС Online»

«ОТКУДА МЫ, ПРОСТОЙ НАРОД, МОГЛИ ЗНАТЬ?!»

Жительница Казани Сария Романова была самый обычной вкладчицей Татфондбанка (ТФБ). Свою историю она рассказывает, едва сдерживая слезы.

«В банке у меня хранились семейные средства: мои, сына, матери — около 4 миллионов рублей. Вклад был оформлен на мое имя. 30 ноября 2016 года сын снял миллион рублей — у нас должна была состояться сделка. Но ничего не получилось, и тем же вечером мы отнесли деньги в банк, — вспоминает она. — Прошел год, и вдруг 29 декабря мне пришло письмо из Арбитражного суда с требованием вернуть этот миллион. Якобы мы уже знали, что банк не работает, неактивный», — рассказала Романова.

Доводы АСВ она считает возмутительными, а само письмо с вызовом в суд — оскорблением. «Как мы могли это знать, если 2 декабря мой сын снял 659 тысяч рублей, а 5-го вернул?! Откуда мы, простой народ, могли об этом знать?! Тогда мы бы не клали деньги обратно!» — возмущается Романова.

В январе 2017 года она получила компенсацию 1,4 млн рублей и «сюрприза» год спустя никак не ожидала. «Татфондбанк же был хорошим банком. Мы и на хлеб оттуда деньги снимали. Даже если посмотреть по выписке, мы снимали и по тысяче рублей. Счет был как кошелек! Снимали, снова клали. А где я сейчас этот миллион возьму? У меня же его нет. Так и арест на квартиру могут наложить», — переживает вкладчица.

Заседание по ее делу в арбитраже назначено на 1 февраля. Женщина не знает, как быть, пока что она записалась на консультацию в АСВ. «У меня был стандартный договор с банком. Я, наверное, не доживу до суда. С 29 декабря я лежу — ни голоса, ни здоровья», — говорит «погорелица».

В похожей ситуации оказался альметьевский вкладчик Александр Поляков, который поделился с нами историей (имя и фамилия по просьбе рассказчика изменены). В банке у него было три вклада на 2 млн рублей — на 1 млн, 850 тыс. и 150 тыс. рублей. 12 декабря он закрыл в альметьевском офисе два вклада на 1 млн рублей. Отметим, что в это время в Казани получить такие деньги человеку с улицы было невозможно — банк официально ввел лимит в 50 тыс. рублей в одни руки. Однако в Альметьевске, по словам Полякова, ему выдали деньги без всяких проблем.

«Для нас как клиентов ситуация с Татфондбанком была закрытой. Но АСВ решило подать нам иск — якобы мы знали об этой ситуации и решили снять деньги. Но даже если бы мы знали, то это наше полное право!» — считает вкладчик.

...Большинство пострадавших вкладчиков, получивших иски, возмущены не только самим фактом — есть прецеденты, когда требования АСВ выглядят излишним формализмомФото: «БИЗНЕС Online»

Иск о возврате миллиона он получил в январские каникулы, заседание назначено на 23 января. Предприниматель уже нанял юриста и готовится отстаивать свою правоту.

«Мы сейчас платим им 30 тысяч рублей за то, чтобы свое честное имя защитить, потому что дело уже не только в деньгах, но и в чести — нас обвиняют в каких-то околомошеннических действиях, которые ничем не подкреплены. С нашей точки зрения, это полный маразм!» — восклицает Поляков.

Как объяснили юристы, вернув миллион, он сможет рассчитывать на остаточную компенсацию по страховому случаю — 400 тыс. рублей.

«Но 600 тысяч все равно у них остается! Денег уже нет — мы потратили. А если на суд не явиться, это может стать для АСВ плюсом — они могут сказать, что мы автоматически признали свою вину, и передадут дело из арбитража к судебным приставам. А те, например, где-нибудь в Казани нас остановят и арестуют автомобиль и прочее имущество», — опасается Поляков.

Александра ЮмановаАлександра Юманова: «Оспаривают все подряд. Формулировка такая: сделки с предпочтением»Фото: «БИЗНЕС Online»

НОВАЯ ВОЛНА ОБМАНУТЫХ

Не успели улечься страсти вокруг краха Татфондбанка и ИнтехБанка, как, похоже, начинается новый виток. АСВ, год разгребавшее в основном крупные сомнительные, на взгляд агентства, сделки, добралось до более мелких. Речь идет о выводе средств физических и юридических лиц в ноябре – декабре 2016 года, когда Татфондбанк еще формально работал, но фактически уже умирал.

Первые звоночки пошли в начале осени. «БИЗНЕС Online» описывал, как агентство затребовало через суд отменить операции по снятию и переводу денег, прошедшие в начале декабря. Но тогда под горячую руку попали VIP’ы, которых косвенно можно было заподозрить в связях с руководством Татфондбанка. Например, суд обязал вернуть 17,4 млн рублей бывшего менеджера московского офиса ТФБ Руслана Башарова, отец которого, судя по всему, занимает крупный пост в минфине РТ.

Теперь бой объявлен самому широкому пулу клиентов банков, которые проводили разнообразные сделки в «сомнительный период». Под Новый год и в новогодние праздники сотни людей начали получать повестки в суд и забили тревогу. Проблему взял на контроль союз пострадавших вкладчиков Александры Юмановой — его юрист начал собирать картотеку таких исков и подключать к решению вопроса бизнес-омбудсмена Тимура Нагуманова.

Это соответствует многолетней практике АСВ: примерно через год после введения в какой-нибудь банк временной администрации конкурсный управляющий начинает штамповать иски к клиентам банка, которым «посчастливилось» вывести свои деньги с расчетного счета или вклада. Причем иски направляются всем без разбора, неважно, при каких обстоятельствах и на какие нужды осуществлялись переводы. Доказывать, что он не верблюд, должен сам клиент банка. Как показывает практика последних лет, ответчики массово проигрывают суды, а рассмотрение дел напоминает конвейер.

...Доказывать, что он не верблюд, должен сам клиент банка. Как показывает практика последних лет, ответчики массово проигрывают суды, а рассмотрение дел напоминает конвейерФото: «БИЗНЕС Online»

«НАРОД НА ПОЧТУ СХОДИТ, ПОЛУЧИТ ИСКИ И БУДЕТ ВАЛ»

Хотя такой поворот — обычная практика в банковских банкротствах, для Татарстана она в новинку. Большинство получивших иски возмущены до глубины души.

«В мое поле зрения это попало после 20 декабря, — рассказывает Юманова. — Первыми у нас запаниковали „юрики“, которым пришли первые иски. Самая ранняя дата, по которой предъявлена претензия, — это 29 ноября. Организация перевела деньги контрагенту, эти деньги прошли, и теперь АСВ требует вернуть их назад. Потом пошел вал „физиков“ — в первую очередь это клиенты ИнтехБанка и сейчас уже — Татфондбанка. Оспаривают все подряд. Формулировка такая: сделки с предпочтением». 28 декабря помощница конкурсного управляющего ТФБ Михаила Захваткина в беседе с Юмановой пояснила: сделки с предпочтением — это, в частности, сделки, когда клиент получал на руки в Татфондбанке свыше 50 тыс. рублей в дни во время действия ограничений на снятие (более подробный разбор юридических нюансов — ниже).

Михаил ЗахваткинАСВ в лице конкурсного управляющего ТФБ Михаила Захваткина требуют вернуть в банк уже давно переведенные партнерам или своим сотрудникам деньгиФото: «БИЗНЕС Online»

Союз пострадавших вкладчиков любезно предоставил «БИЗНЕС Online» свою статистику поданных исков по «сомнительному периоду», проанализированную юристом Алексеем Фиалко. Так, по Татфондбанку подано 260 исков к юрлицам — о списании денег с их счетов, 426 — к «физикам». Общая сумма исков, по его словам, составляет несколько миллиардов рублей. Что касается ИнтехБанка, то здесь аналитика более подробная. АСВ подготовило 178 исков по выдаче наличных денег физлицам и списаниям с их счетов на сумму 1 млрд рублей, 46 исков по списаниям кредитов юрлицам на суммы от 1 млн до 130 млн рублей, 9 исков по списанию кредитов с физлиц и 70 исков о списании с расчетных счетов юрлиц и ИП на суммы от 100 тыс. до 20 млн рублей.

В этой ситуации не позавидуешь клиентам, от которых требуют вернуть в банк уже давно переведенные партнерам или своим сотрудникам деньги. «Буквально вчера позвонила женщина, у которой две фирмы. Она 29 или 30 ноября перевела деньги из Татфондбанка контрагентам, закрыла там договор и обязательства и получила иск вернуть 6 миллионов», — рассказывает Юманова. Кроме того, иски получили все «физики» «дробления», которые снимали по 50–60 тыс., чтобы сумма оказалась в пределах страховых 1,4 млн рублей. Есть и вовсе нелепые иски, которые похожи на чистую бюрократию либо на техническую ошибку — например, если деньги, как в случае с Романовой, снимали, а потом возвращали банку.

«То есть у нас количество пострадавших увеличилось. Народ еще отдыхал — „проснулись“ только самые активные. А сейчас народ на почту сходит, получит иски — и будет вал», — прогнозирует глава союза.

Бизнес-омбудсмен РТ Тимур Нагуманов считает, что ситуация была ожидаемой — достаточно было просто посмотреть практику действий АСВ в других подобных случаях. «Оспаривание сделок — стандартная процедура АСВ во время банкротства. Агентство, выступая в роли конкурсного управляющего, стремится увеличить конкурсную массу и для этого пытается аннулировать сделки. По закону АСВ вправе оспорить все сделки за три года, предшествующие отзыву лицензии. В этой ситуации аппарат уполномоченного защищает интересы добросовестных предпринимателей, которые проводили платежи, связанные непосредственно со своей коммерческой деятельностью. Юристы аппарата уполномоченного внимательно изучают ситуацию в каждом обращении, анализируют обоснованность сделки. Мы будем в суде доказывать добросовестность и обоснованность проведенных платежей», — заявил Нагуманов корреспонденту «БИЗНЕС Online».

Тимур НагумановТимур Нагуманов: «Юристы внимательно изучают ситуацию в каждом обращении, анализируют обоснованность сделки. Мы будем в суде доказывать добросовестность и обоснованность проведенных платежей»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ДЛЯ НАС ЭТО УДАР НИЖЕ ПОЯСА — ХОТЯТ НАС СОВСЕМ БЕЗ ВСЕГО ОСТАВИТЬ»

Под статус «недобросовестных клиентов» попали все подряд — от солидных компаний и госведомств до рядовых граждан. Так, иски АСВ прилетели, например, таким крупнякам, как «Татспиртпром» и Зеленодольский завод им. Горького. 24 ноября 2016 года «Татспиртпром» снялс нескольких депозитных счетов в Татфондбанке 574 млн рублей — АСВ требует их назад. А судостроительный завод рискует потерять 232 млн рублей, которые переводил 6 декабря с расчетного и депозитного счетов.

Забавно, но иск о возврате денег в Татфондбанк получила и налоговая служба Татарстана, которая год назад фактически отказалась помочь банковским «погорельцам» с зависшими налоговыми платежами. Теперь ведомству Марата Сафиуллина предстоит узнать, каково это — бороться с АСВ. Претензия агентства состоит в том, что ФНС зачла переплату налога на прибыль ТФБ за 2016 год в 20 млн рублей в качестве долга за 2013-й. Ничего подобного, возразило АСВ и потребовало от налоговиков вернуть в банк 20 миллионов...

Одним из первых исков АСВ к юридическим вкладчикам Татфондбанка «с предпочтением» Арбитражный суд РТ будет рассматривать иск к чебоксарской строительной компании «Фаворит» о возврате 1,84 млн рублей. Как рассказала «БИЗНЕС Online» главный бухгалтер ООО «Фаворит» Татьяна Ларина, компания была создана в августе 2016 года. Тогда же был открыт расчетный счет в ТФБ. По словам Лариной, АСВ оспаривает два платежа (на 1 млн рублей и на 840 тыс. рублей), которые были проведены 30 ноября 2016 года. «Это был полный возврат займа, который нам предоставил наш партнер — ПСК „Империя“. Платеж был проведен в срок согласно договору займа. У нас такие операции носят постоянный характер — мы выполняем строительные контракты за счет краткосрочных заемных средств, потом их возвращаем. В 2016 году таких займов было 11, в 2017-м — 20. Так что это ни в коем случае не единичная операция, а в рамках нашей прямой хозяйственной деятельности», — рассказала Ларина. По ее словам, компания ничего не знала о проблемах в ТФБ — все платежи поступали и уходили без задержек вплоть до 5 декабря.

«Мы не понимаем, почему АСВ нас подозревает в каком-то обмане, в выводе денег. Логичнее было бы предположить, что если бы мы на тот момент знали о проблемах в ТФБ, то создали бы расчетный счет в другом банке и перевели бы туда все наши деньги из ТФБ. Но этого мы не сделали же — на счету в банке зависло 2,18 миллиона рублей. Это пусть косвенно, но доказывает, что мы не были в курсе ситуации в банке», — подчеркнула главный бухгалтер ООО «Фаворит».

9 января компания получила определение Арбитражного суда РТ о назначении судебного заседания по иску АСВ на 15 января. «Это самый настоящий беспредел! Я понимала бы, если бы речь шла о каких-то аффилированных компаниях Роберта Мусина. Пусть АСВ с них взыскивает средства! Нет же, они хотят вновь взыскать средства с тех, кто и так уже пострадал. Мы с этих зависших в ТФБ сумм и так все налоги заплатили, но государству этого мало, хотят нас совсем без всего оставить. Для нас это удар ниже пояса», — подчеркнула Ларина.

...Все операции по выводу средств могут оспариваться при наличии хотя бы одного из 6 особых обстоятельств. Именно они называются сделками с предпочтением — в своем разъяснении АСВ ссылается на закон о банкротствеФото: «БИЗНЕС Online»

ШЕСТЬ КРИТЕРИЕВ АСВ

В исках, имеющихся в распоряжении «БИЗНЕС Online», агентство подробно разъясняет понятие «сомнительный период» — он начинается за месяц до момента введения в банк временной администрации. То есть 15 ноября 2016 года — для Татфондбанка, 23 ноября — для ИнтехБанка.

Все операции по выводу средств в этот период могут оспариваться при наличии хотя бы одного из 6 особых обстоятельств. Именно они называются сделками с предпочтением — в своем разъяснении АСВ ссылается на закон о банкротстве и постановление пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63.

Как же угодить в черный список? Первое условие — провести сделку в период моратория, что и так понятно: есть объявленный запрет ЦБ, нарушать который нельзя. Второе — провести сделку в период, когда у банка уже есть картотека просроченных обязательств. Стоит ли замечать, что обычный клиент не в курсе внутренних дел банка и вполне мог отправить платеж, не подозревая о его беде. Загвоздка еще и в том, что публично никогда не объявлялась конкретная дата, с которой началась картотека у Татфондбанка. К примеру, как говорится в имеющемся у «БИЗНЕС Online» исковом заявлении, на 8 декабря ТФБ имел 16483 неисполненных платежных поручения на сумму 4,1 млрд рублей.

Третий пункт — это получение либо перевод денег «в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов». Здесь нужно особо пояснить, что АСВ имеет в виду. Предположим, официальной картотеки в банке еще нет, однако он уже ввел внутреннее ограничение на выдачу денег — не более 50 тыс. рублей на руки в день. Известно, что такой запрет существовал в ряде офисов ТФБ как минимум с 8 декабря, причем в некоторых офисах — и по 35, и 25 тыс., в зависимости от того, где опустошили кассы. Итак, если «особо важный» клиент умудрился обойти запрет и получить в эти дни бóльшую сумму, он совершил сделку с предпочтением и может получить иск о возврате.

...С 14 декабря 2016 года Татфондбанк официально остановил рассчетно-кассовое обслуживаниеФото: «БИЗНЕС Online»

Хотя с 14 декабря 2016 года банк официально остановил расчетно-кассовое обслуживание, корреспондент «БИЗНЕС Online» собственными глазами видел подозрительные картины у головного офиса даже 15 декабря.

«Если через ТЦ „Ильдан“ войти, задние двери есть, вот там „свои“ ходят снимать, — показывала нам одна из вкладчиц. — Смотрите, вот они все за стеклом ходят. Но вас туда никто не пустит». Указывая на припаркованные у здания банка джипы с тремя семерками в номерах, женщина добавила: «Вот, посмотрите. Что, вы думаете, эти „три семерки“ тут делают? Они деньги снимают!» За неприступной для простых смертных стеклянной дверью действительно были видны проходящие люди в верхней одежде с какими-то папками, документами в руках.

Четвертый пункт, пожалуй, самый загадочный. Клиент совершил сделку с предпочтением, если «ввиду аффилированности с сотрудниками кредитной организации располагал недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент совершения платежа знал о вероятном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве лицензии». То есть получил инсайд: забирай деньги — скоро банк рухнет. Видимо, это как раз о кейсе Башарова.

Пятый пункт — это досрочное расторжение сделки «с потерей значительной суммы процентов при отсутствии разумных экономических причин». Почему клиент внезапно потерял право на досрочное снятие вклада на возникшие нужды, неясно, но АСВ принимает это в расчет.

Последнее условие — если «оспариваемым платежом клиент исполнил договор поручительства, заключенный незадолго до платежа в обеспечение возникшего существенно ранее долга другого лица перед кредитной организацией». Например, если в ноябре – декабре клиент попытался погасить свой или чужой кредит с расчетного счета или вклада.

...«БИЗНЕС Online» побывал на заседаниях по искам АСВ к физлицам в татарстанском арбитражеФото: «БИЗНЕС Online»

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ АСВ: «ЗАЧЕМ ЭТО ДЕЛАТЬ? В ЦЕЛЯХ СПРАВЕДЛИВОСТИ...»

В пятницу, 12 января, «БИЗНЕС Online» побывал на заседаниях по искам АСВ к физлицам в татарстанском арбитраже. Три иска рассматривали скопом в обед — двое ответчиков в суд не пришли. Зато активно себя проявил Александр Морозов из Йошкар-Олы, досрочно снявший вклад в своем городе 12 декабря. Морозов — предприниматель, занимается металлообработкой. Как он рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online», в Татфондбанке у него хранился вклад на $41 тысячу. «12 декабря 2016 года я снял всю сумму на покупку оборудования. Мне ее без проблем выдали, а сейчас под Новый год приходит письмо, якобы сделка была с предпочтением. Но почему я должен деньги возвращать? Где для этого основания?» — вопрошал Морозов перед началом заседания.

В арбитраж он приехал, вооружившись отзывом юриста на заявление АСВ. За документ, разумеется, пришлось заплатить.

«Я получил эти денежные средства, доллары, без всяких вопросов. Затруднений банк по возврату денежных средств в долларах не испытывал, — заявил судье Морозов и добавил, что при необходимости может суду представить деловую переписку в качестве доказательства. — Я не выбивал эти деньги, никому не хамил. Я не оцениваю свою сделку как предпочтительную».

Но истец нашел что ответить. «По закону, если сделка совершена за месяц до введения временной администрации в банке, она может быть оспорена при наличии признаков предпочтительного удовлетворения», — объяснил представитель АСВ. Так, в сделке Морозова два признака: первый — совершена за три дня до введения временной администрации; второй — снятие всей суммы вклада досрочно.

«Статья 61.3 пункт 2 подразумевает под собой простое уравнивание всех кредиторов. В настоящее время реестр требований кредиторов Татфондбанка составляет примерно 140 миллиардов рублей. Из них 70 миллиардов рублей — кредиторы первой очереди. Соответственно, предпочтение ответчику выразилось в том, что он снял деньги в стопроцентном размере, а остальные на 70 миллиардов рублей включены в реестр требования Татфондбанка», — очертил суть претензий юрист.

Ответчик с этим предсказуемо не согласился. По его мнению, $41 тыс. не решит вопроса, а закон не может распространяться на прошлое.

— Если бы картотека была полгода назад, тоже бы рассматривали. Отталкиваемся от того периода, когда была картотека. Когда не все, в отличие от вас, смогли получить свои деньги, — ответила судья Милена Исхакова.

— Они, наверное, не просили в этот момент получить доллары, — продолжил ответчик.

— Вы так считаете? У нас очереди не прекращались в тот момент в Татфондбанке, — вспомнила судья.

Морозов не сдавался: по его словам, ажиотажа в йошкар-олинском филиале банка не было, как и не было у банка картотеки по долларам. «Давайте тогда откроем картотеку по долларам, была она или не была. У меня заявка была сделана за неделю или полторы по телефону», — пытался убедить суд бизнесмен. В итоге Исхакова отложила заседание до 13 февраля для уточнения валюты сделки.

— Вы можете получить страховку 1 миллион 400 тысяч рублей, — предложил ответчику представитель АСВ.

— Зачем это делать? Я чужие деньги взял? — спросил Морозов.

— В целях справедливости. Из-за банкротства всем [должно быть] одинаково плохо, — был ответ.


Источник: “http://kompromat1.info/articles/80428-im_malo_hotjat_vzyskatj_s_teh_kto_i_tak_postradal_asv_nachinaet_totaljnyj_cashback”